Бесплодие,  Блог

Психологическое бесплодие

Вопрос «Почему?» возник из чистого любопытства —  задолго до того, как психология стала моей профессией. Лет 20 тому назад, когда в близком окружении стала звучать тема родительства.

Гораздо позже будет второе высшее образование по психологии, долгосрочная программа по гештальт-терапии, специализации по работе с семьей, телесно-ориентированному подходу, и по оказанию психологической помощи женщинам и парам с нарушением репродуктивного здоровья.

А тогда меня удивляло то обстоятельство, что у некоторых знакомых пар, живущих достаточно долго вместе, есть проблемы с зачатием ребенка. На тот момент мне казалось, что достаточно просто определиться – «хочу ребенка  или не хочу?».  Было неожиданно обнаружить, что есть еще «могу и не могу». Сильно в эту тему я тогда погружаться не стала, но интерес к таким парам сохранился.

Точнее их было четыре в моем окружении – партнерам от 25 до 30 лет, финансово самостоятельны, обеспечены отдельным жильем. Полный анамнез приводить не буду. Те, кто сталкивался с этой проблемой знают, какие трудности переживает такая пара, какие могут быть медицинские диагнозы, какие процедуры приходиться проходить, сколько напряжения выдерживать, как сексуальная жизнь становится процессом для достижения результата, а не удовольствием.  Мое внимание скорее сосредоточено на том, как такие пары все-таки становятся родителями.

История первой пары, назовем их Игорь и Катя,  это такой лайт-вариант проблемного зачатия. Несколько лет походов по врачам, переживаний своей несостоятельности, зависти к чужому родительству. Игорь так рассказывал о том, что предшествовало рождению их ребенка: «Устали от всего, надоело. Забили на все и поехали отдыхать. Приехали с отдыха, Катя беременна».

Другая пара, Сергей и Оксана, прошла намного более трудный и длительный путь  для того, чтобы стать родителями – 8 лет, несколько операций, одно несостоявшееся ЭКО. Рассказывала Оксана: « Мы больше не могли проходить через все это – ни морально, ни физически. Финансово тоже потянуть еще одно ЭКО было сложно. Решили усыновить ребенка. Целый год собирали документы, ходили на занятия в Центр по усыновлению. Когда увидели Полинку, поняли, что наша девочка, и внешне на меня похожа… Полинке чуть больше года было, не хотели более взрослого ребенка. Через полгода, после того, как Полина стала частью нашей семьи, я забеременела. Теперь у нас большая семья, двое детей – Полина и Никита».

Две другие истории моих знакомых не столь вдохновляющие – пары сохранились, кто-то больше вложился в  то, чтобы долгожданное зачатие произошло, кто-то меньше, одна из пар прошла два ЭКО и думала о третьей попытке, на вариант усыновления кто-то из партнеров в этих парах не соглашался. Знаю их семейные истории, могу предполагать, какие сценарии и установки сработали в каждом случае, какая модель отношений могла стать препятствием к родительству, но пока остановлюсь в этом месте. Это уже область профессиональных интересов.

Чем для меня, как специалиста, важны эти истории, что их объединяет на мой профессиональный взгляд? Это то, что мои знакомые использовали медицинский ресурс в той мере, в  которой он был им доступен, но результат был достигнут (или не достигнут) по другим причинам – лежавшим в области психологии.

В первом случае причина психологического бесплодия лежала на поверхности – слишком большее напряжение вызывало постоянный стресс, который оказывал влияние на репродуктивную функцию. Следовательно, как только напряжение ушло, зачатие произошло естественным путем.  Во втором случае причины гораздо глубже – в области бессознательных установок, в «разрешении» себе быть родителем. О способах психологической работы с обозначенными причинами и не только, о других аспектах психологического бесплодия я планирую рассказать более подробно в следующих материалах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *